V. В бразильском лесу

Альваро и Гарсиа очень скоро вынуждены были замедлить свой бег. Они с трудом продвигались в лесной чаще, представлявшей какой-то хаос растений, стволов, гигантских корней, лиан и густого кустарника. Это был настоящий девственный лес, покрывавший в ту эпоху, к которой относится наш рассказ, большую часть Бразилии и тянувшийся почти без перерыва от берегов Атлантического океана до гигантской цепи Кордильер.

Альваро и Гарсиа остановились, ища способ проникнуть сквозь густую завесу зелени, которая казалась им непроницаемой.

— Трудновато будет тут пробиться! — сказал Альваро. — Никогда не видал такого леса.

— Однако мы еще недалеко ушли от берега, — напомнил Гарсиа, — и останавливаться здесь было бы опасно V. В бразильском лесу. Поступим, как обезьяны, сеньор, если вы ничего не имеете против. Если мы будем передвигаться таким способом, то не оставим никаких видимых следов, по которым индейцы могли бы гнаться за нами.

— Твой совет хорош, мальчуган. Будем же подражать «четвероруким».

Убедившись, что передвигаться по земле слишком трудно, они смело вскарабкались вверх по лиане и продолжали дальнейший путь по разветвлениям лиан, невзирая на то, что груз, который они несли, затруднял их движения. Передвигаясь таким образом с ветки на ветку, они прошли около ста метров, когда дальнейшее движение их было неожиданно приостановлено каким-то странным, диким ревом. Из лесу раздались страшные крики, нарушив тишину, господствовавшую V. В бразильском лесу до этой минуты. Казалось, будто кого-то режут или подвергают ужасным пыткам. Эти крики могли заставить содрогнуться кого угодно.

— Сеньор! — воскликнул Гарсиа, усевшись на ветку. — Тут кого-то убивают!

— Кого-то? Мне кажется, что тут избивают или пытают очень многих.

— Разве в этом лесу обитают какие-нибудь племена индейцев?

— Очень возможно.

— Значит, они пытают своих пленников, прежде чем пожарить их?

— Но… Слушай, они поют, эти пленники! — воскликнул Альваро, внимательно прислушивавшийся к доносившимся звукам.

Жалобные крики вдруг прекратились, и вместо них раздалось как будто пение псалмов, точно в этом лесу жили монахи. Альваро посмотрел на своего спутника.

— Поют… В самом V. В бразильском лесу деле! — проговорил он.

— Можно подумать, что это молятся индейцы.

— Ну, а этот шум что означает?

Странное бормотание вдруг прекратилось, и вместо него послышались удары, точно толпа дровосеков занималась здесь рубкой леса Эти удары нарушались по временам каким-то журчанием, словно поблизости находился поток.

— Не может быть, чтобы это были индейцы! Слушай, вот они опять принялись петь и жалобно стонать. Хотелось бы мне знать, кто эти артисты!

— А как вы думаете, кто это?

— Не знаю. Во всяком случае, это не могут быть люди. Пойдем туда и посмотрим.

Уверенные, что тут нет дикарей, они возобновили свое воздушное путешествие по веткам V. В бразильском лесу и лианам бразильского девственного леса. Звуки, так заинтриговавшие их, усиливались — следовательно, артисты не могли быть далеко. Однако на всякий случай наши путешественники продвигались с большой осторожностью, так как все же немного опасались, что исполнителями этого концерта могли быть индейцы. Пройдя таким образом около двухсот метров, они остановились.



Громадное дерево, одно из тех гигантов, какие водятся только в бразильских лесах, возвышалось посредине маленькой прогалины. На вершине его, среди узловатых ветвей, собрались «артисты», при виде которых Альваро разразился громким смехом, так перепугавшим певцов, что они моментально попрятались в густой листве.

— Обезьяны! — весело воскликнул португалец. — Какое же у них горло, у V. В бразильском лесу этих животных? Они прекрасно подражают монахам и евреям, поющим в синагоге.

В самом деле, это были обезьяны из породы ревунов, задающие такие страшные концерты в американских лесах; увидев путешественников, они испуганно разбежались по ветвям, выражая свой гнев ворчанием. Затем они с изумительной ловкостью перебрались на соседние растения и исчезли в зарослях лиан и листьев.

— Они могут похвастаться, что заставили нас пережить тревожные минуты. Хороший способ распугивать людей, проходящих по этому лесу! Ведь я готов был поклясться, что тут пытают пленников! — воскликнул Гарсиа.

— И я тоже, — ответил Альваро. — Если нам придется долго оставаться в этом лесу, то мы увидим поразительные V. В бразильском лесу вещи… Стой!.. Гляди, какие углубления в этом дереве! Мы можем тут остановиться и провести ночь, тем более, что солнце уже склоняется к западу.

— А ужинать, сеньор? Хотя груши, которыми мы полакомились, были очень вкусны, но все же я ощущаю пустоту в желудке.

— Поищем каких-нибудь фруктов.

— Я бы предпочел мясо.

— Ишь ты какой обжора! Ты уж очень требователен, мальчуган.

— Я уверен, что и вы не отказались бы от котлетки, сеньор Альваро!

— О, разумеется! Только, к сожалению, это блюдо от нас еще очень далеко, а пока мы вынуждены довольствоваться фруктами… И вот растение, которое предоставит нам ужин!

Альваро начал быстро спускаться V. В бразильском лесу по лиане и уже почти коснулся земли, как вдруг Гарсиа увидел, что он в ужасе отскочил назад.

— Сеньор Альваро! — вскричал Гарсиа. — Какое отвратительное животное! Похоже на жабу. Но какую жабу!

Почти из-под ног путешественника выскользнула громадных размеров жаба, с рогатыми придатками и кожей, испещренной черными и желтыми пятнами. Такие гигантские жабы во множестве водятся во влажных лесах Бразилии.

— Что за зверюга! — воскликнул Гарсиа, отпрыгнув в другую сторону. — Никогда не видал более отвратительного существа.

— Охотно верю, — сказал Альваро, бросив палкой в животное, чтобы заставить его скорее бежать.

Гарсиа покатился со смеху.

— Нет, вы только посмотрите, сеньор! Они V. В бразильском лесу скачут, точно у них ноги на пружинах, — воскликнул он. — Ни разу в жизни не видал таких лягушек.

На лесной прогалине появился целый отряд черных лягушек, с очень длинными ногами, на которых они, точно забавляясь, прыгали так высоко, что почти достигали ветвей дерева. Эти бразильские лягушки так проворны и ловки, что зачастую прыгают в окна хижин туземцев.

— Должно быть, тут поблизости есть какой-нибудь пруд или болото, — сказал Альваро, когда лягушки, беспорядочно прыгая, исчезли в лесу. — Завтра поищем его и попробуем наловить рыбы. Я захватил с собой удочки. Прежде я неплохо ловил рыбу.

Они отправились к растению, которое раньше заметил Альваро. Оно было V. В бразильском лесу покрыто плодами, напоминающими своим видом зеленые кедровые шишки. Это было растение, называемое pinha и очень ценимое индейцами. Плоды его по вкусу нисколько не уступают дуриану.

Оба путешественника, за неимением более питательной пищи, постарались утолить свой голод этими плодами, а затем забрались в одно из углублений дерева summameim, где довольно удобно разместились. Там они были защищены от ночной сырости и могли надеяться хорошо выспаться после всех испытанных ими треволнений.

Солнце закатилось, и тьма наступила очень быстро, особенно в этом лесу, где и днем царили сумерки, так как солнечные лучи с трудом проникали сквозь густую завесу зелени.

Но V. В бразильском лесу потемневший лес наполнился тысячами разных странных звуков, заставлявших невольно содрогаться как юного Гарсиа, так и его более взрослого товарища Альваро. То раздавались нескончаемые свист и шипение, нарушающие торжественную тишину гигантского леса, то слышались протяжный стон, рев и мычание, точно стадо быков паслось где-то поблизости, или резкий звук, напоминающий лязг железа. Временами все эти таинственные звуки вдруг прекращались, и вновь наступала торжественная тишина Но это продолжалось недолго. Снова начинались свистки, которым точно отвечали вдали стоны и рычание и вторило оглушительное кваканье лягушек и жаб.

Оба путешественника испытывали смутную тревогу, не зная, кому приписать этот странный лесной концерт. Были ли то какие V. В бразильском лесу-нибудь опасные животные, собравшиеся поблизости, или все эти звуки не заключали в себе ничего угрожающего? Так или иначе, но они не решались сомкнуть глаз всю ночь, хотя и испытывали страшную усталость. Они смутно припоминали рассказы о чрезвычайно свирепых животных, обитающих в американских лесах, о ягуарах и кугуарах, и, опасаясь каждую минуту появления какого-нибудь хищного зверя, держали свои ружья наготове.

По временам темноту леса пронизывали какие-то блестящие движущие искорки. То были разные светящиеся насекомые, изливающие необыкновенно яркий свет, до такой степени сильный, что он бы мог осветить маленькую комнату. Индейцы и теперь еще пользуются ими для рыбной V. В бразильском лесу ловли. Они сажают этих насекомых на палку и прикрепляют ее к носу своей пироги, когда выезжают вечером на рыбную ловлю.

Прошло уже два часа с тех пор, как путешественники засели в своем убежище, и вдруг они услышали недалеко какой-то странный шум, точно шлепанье по воде, за которым следовали резкий свист и шипение.

Гарсиа задрожал от страха и прошептал:

— Это какое-нибудь огромное животное, сеньор?

— Не знаю. Я не могу рассмотреть ничего дальше кончика своего носа, — отвечал Альваро. — Одно только могу сказать: с меня довольно бразильского леса и я бы хотел свести более близкое знакомство с этими животными V. В бразильском лесу, которые свистят, гремят и стучат точно молотом по наковальне, трезвонят, как на колокольне, и не дают никому спать по ночам. Интересно, как могут спать обитатели этих мест среди такого шума?

— Слышите свист?

— Да. Должно быть, это какая-нибудь гигантская змея.

— О, я ужасно боюсь этих пресмыкающихся, сеньор Альваро! Предпочел бы даже встречу с хищным зверем!

— Надо привыкать, мой бедный мальчуган. Лоцман мне рассказывал, что в американских лесах змеи водятся в огромном количестве и бывают притом очень больших размеров.

— Ах, когда же кончится эта ночь? Она мне кажется бесконечной.

— Закрой глаза и постарайся заснуть. Я буду сторожить, — сказал ему Альваро.

Спать? Да разве V. В бразильском лесу это возможно? Едва только Гарсиа закрыл глаза, как адский концерт возобновился с новой силой, и весь лес наполнился звуками. Миллионы лягушек как будто сговорились и дружно устроили такую ужасную какофонию, которая могла бы разбудить даже мертвого. Американские леса вообще изобилуют земноводными, и все они словно соперничают друг с другом в разнообразии издаваемых ими звуков. Одни из них мычат, точно быки, другие лают, как собаки, или издают звуки, похожие на стук молотков по железному котлу. А те, которые живут на деревьях, свистят, будто локомотивы, или скрипят, как несмазанные колеса. Можно себе представить, какой оглушительный концерт происходит в V. В бразильском лесу лесной чаще, где обитают несметные количества этих животных.

— Сеньор! — вскричал испуганный Гарсиа. — Что же это такое? Уже не наступает ли конец света?

— Не путайся. Это только лягушки.

— Право, можно сказать, что среди них есть собаки, быки и пьяницы, распевающие песни.

— Мы должны привыкать к этим концертам, если хотим спать по ночам.

— Надеюсь, что мы недолго пробудем здесь и отправимся куда-нибудь в другое место.

— Я тоже об этом думал.

— Но куда мы пойдем и когда? Я думаю, вы не имеете ни малейшего желания кончать вашу жизнь в этом лесу?

— Само собой разумеется. Так же, как не имею ни малейшего V. В бразильском лесу желания кончить свою жизнь на вертеле и жариться в соке бананов и груш.

— Есть тут, на этом берегу, какие-нибудь европейские поселения?

— Ни одного. Никому еще до сих пор не приходило в голову селиться в Бразилии, которая принадлежит нам по праву первооткрывателей с тех пор, как наш соотечественник Кабрал объявил ее португальским владением.

— Я слышал, будто испанцы завладели в Америке огромными территориями.

— Правда. Но испанские порты находятся очень далеко от нас, и нам нужно было бы пройти всю Южную Америку, чтобы достигнуть Перу.

— Это очень большое путешествие?

— Громадное. Пришлось бы идти многие тысячи миль через девственные леса, где обитают племена V. В бразильском лесу людоедов и всякого рода хищные звери. Я не чувствую в себе достаточно мужества, чтобы предпринять такое путешествие. Но я слышал о каких-то французских поселениях, которые должны находиться где-то на юге Бразилии, вблизи устья реки, называемой Ла-Плата. Надо бы нам попытаться пробраться туда.

— Это так же далеко?

— Я знаю, что эта река находится где-то на юге, но не могу тебе сказать, на каком расстоянии от нас.

— Ах, сеньор! Боюсь, что мы никогда не выберемся из этого леса и никогда больше не увидим ни нашей реки Тахо3, ни лица белого человека! — воскликнул Гарсиа, вздыхая.

— Не надо V. В бразильском лесу отчаиваться. Я знаю, что корабли, снаряженные гаврскими торговцами, много раз отправлялись к берегам Бразилии за грузом сандалового дерева. Кто знает, быть может, мы повстречаем какое-нибудь судно в этом заливе.

— В таком случае, сеньор, нам не надо удаляться от этого берега.

— Мы и не будем терять его из виду, мы будем часто совершать экскурсии на юг и на север этой великолепной бухты… Ну вот, и лягушки начали наконец уставать! Воспользуемся этим и отдохнем немного.

—А если какой-нибудь зверь, пользуясь нашим сном, подкрадется к нам?

— До сих пор мы еще не вплели здесь никаких других зверей, кроме лягушек и птиц. Кроме V. В бразильском лесу того, очень возможно, что те немногие мореплаватели, которые приближались к этим берегам, сильно преувеличили свирепость американских зверей. Положим шпаги под руку, а ружья будем держать между коленями и попробуем все-таки уснуть.

Они уселись поудобнее в углублении дерева, прижались друг к другу и действительно скоро уснули, несмотря на все свои страхи.

Лягушки, прокричавшие без умолку часа два, тоже начали затихать. По временам еще раздавался свист или ворчание, но затем все затихло, и в лесу воцарилась тишина.

Рано утром наши путники, проспавшие спокойно около четырех часов, были разбужены другим концертом, правда, менее оглушительным, который раздался в листве дерева, служившего им V. В бразильском лесу убежищем. Новыми музыкантами были крошечные попугайчики, с зелеными перышками и головкой цвета бирюзы. Они ни на минуту не переставали чирикать в течение нескольких часов.

— Вставай, Гарсиа! — крикнул Альваро, потягиваясь. — Солнце уже стоит высоко, до обеда еще далеко, а между тем аппетит мой заметно возрастает…

— Но где же мы найдем обед, сеньор? — спросил Гарсиа.

— Тут где-нибудь поблизости должен быть пруд или болото. Пойдем туда, откуда раздавалось пение лягушек и жаб. За неимением дичи удовольствуемся жареной рыбой.

Путешественники подкрепились несколькими плодами дерева pinha, переменили заряд ружей, опасаясь, что ночная сырость испортила порох, и, взвалив на себя бочонки, углубились V. В бразильском лесу в чащу деревьев.

В этом месте лес уже не был так густ, как там, где они проходили накануне. Тут росли гигантские деревья громадной толщины, пальмы вышиной более чем шестьдесят метров, принадлежавшие к роду восковых пальм, из ствола и листьев которых выделяется жирное вещество, служащее теперь для изготовления свечей. Но в те времена индейцы употребляли лишь плоды этого дерева, в изобилии растущего не только в бразильских лесах, но даже на высоте трех тысяч метров, поэтому встречающегося и в Кордильерах.

Альваро, не обращая внимания на красивые гигантские пальмы, польза которых была ему тогда совершенно неизвестна, шел вперед, занятый мыслями об обеде, который все еще V. В бразильском лесу оставался очень отдаленным. Почва под его ногами становилась все более сырой, мягкой, и скоро вместо пальм появились тростники громадной величины и болотные растения с красивыми пурпурными цветами, среди которых весело порхали бесчисленные птички, большие и маленькие, очаровательные колибри, поражающие своей красотой и миниатюрностью.

— Как они хороши! Посмотрите, сеньор Альваро, ведь они точно разукрашены драгоценными каменьями! — вскричал в восторге Гарсиа.

— Да, они восхитительны, но я бы предпочел попугая, — возразил Альваро, думавший об обеде.

— И они тут есть. Взгляните на это дерево.

— Вижу… А это что за отвратительные зверюги, которые шмыгают среди ветвей?

Это были огромные зеленые ящерицы, длиной около метра V. В бразильском лесу, которые обладали свойством менять цвет кожи, когда были раздражены, точь-в-точь как африканские хамелеоны. Несмотря на то что они ядовиты, хотя и не в такой степени, как змеи, мясо их употребляется в пищу; оно белое и сочное, как куриное мясо, и вкусом напоминает мясо лягушачих лапок, столь ценимое французской кухней.

Но Альваро этого не знал, да если бы и знал, то вряд ли захотел бы воспользоваться для обеда этими животными, вид которых вызывал у него отвращение. Впрочем, он боялся углубляться дальше в чащу. Почва была уже насыщена водой, деревья попадались все реже и реже, так что V. В бразильском лесу все признаки указывали на близость болота или озера.

— Вон там вода, — сказал Гарсиа, шедший впереди. — Кажется, тут озеро.

Они замедлили шаги, опасаясь трясины, и остановились на краю обширного озера, сплошь поросшего какими-то болотными растениями с очень широкими листьями, по которым важно разгуливали болотные птицы. Тут и там виднелись крошечные островки с растущими на них пальмами, которые служили обителью многочисленных птиц, наполнявших воздух своими криками.

— Какая черная вода, — заметил Гарсиа. — Точно туда вылили бочку чернил. Разве тут могут жить рыбы?

Альваро не отвечал. Он с некоторым беспокойством всматривался в маленький островок, поросший тростником, который колыхался, как будто кто-то V. В бразильском лесу толкал его.

— Остров шевелится, — сказал Гарсиа. — Он как будто двигается. А между тем вода совершенно спокойна и нет ни малейшего ветерка. Что это может быть? Уж не индеец ли забрался туда?

— Да, индеец… С хвостом, которым можно перешибить ноги!.. Вероятно, это какой-нибудь аллигатор или кайман.

— Неужели он несет на спине все эти растения?

— Я слышал, что эти животные время от времени зарываются в ил и довольно долго остаются в состоянии оцепенения, так что растения, произрастающие на дне, часто их полностью скрывают.

— Они опасны?

— Иногда, но этого нам нечего бояться, он двигается на середину озера и на нас не обращает внимания V. В бразильском лесу.» Ах, какие чудесные птички! Попробую подстрелить их.

— А звук выстрела? Вы не боитесь, что он привлечет индейцев?

— Тут, по-видимому, их нет.

Стая болотных птиц пролетела шагах в пятидесяти от путешественников, и Альваро, зарядивший ружье дробью, выстрелил. Несколько птичек свалились на островок, находившийся вблизи от берега. Гарсиа тотчас же полез за ними в воду, убедившись, что тут очень мелко. Его слишком соблазняла мысль об обеде, чтобы упустить такое жаркое! Но едва он погрузился в воду и отошел от берега на десять метров, как вдруг закричал так, что у Альваро кровь застыла в жилах от ужаса.

— Помогите V. В бразильском лесу! Помогите!..


documentabmmaab.html
documentabmmhkj.html
documentabmmour.html
documentabmmwez.html
documentabmndph.html
Документ V. В бразильском лесу